Добро пожаловать, мой друг!
Наши двери всегда открыты,
мы ждем тебя!
Дата в игре: октябрь, 2019
Днем max +32° ночью min +18°
nickelsarea
melchrisvelga
reganmira
26.5%
31 пост

PHOENIX

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PHOENIX » Остаться в живых » REVOLT


REVOLT

Сообщений 61 страница 61 из 61

1

https://i.imgur.com/9F39p2X.png

W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E

способности      2038 год      эпизоды      18+

+1

61

https://i.pinimg.com/originals/d4/7d/db/d47ddb937ebb655b3e15b4ea1358ad0e.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
kiernan shipka (обсуждаемо)

» имя, возраст:
Эмили Стил (Emily Steele), 14 лет.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
школьница, дочь своего отца

» способность:
исцеляющий эффект крови (обсуждаемо).
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
один, два

Моя маленькая любимая девочка. Война отняла у меня счастье видеть, как ты взрослеешь. Да, я воспитывала тебя все то время, пока твой отец не решил подать на развод, а вместе с тем - забрать у меня тебя. Не знаю, по какой причине, но на суде ты заявила, что точно хочешь жить с папой. Потом за тобой приехали его люди, и тебя от меня увезли. Я боюсь, что на твой разум повлияли, но знать это наверняка не могу. Надеюсь, когда-нибудь ты расскажешь мне об этом сама. И я снова прижму тебя к груди, как делала когда-то, пока ты была маленькая и приходила в нашу спальню, если тебе снились кошмары. Ты всегда была впечатлительной девочкой - и очаровательным ребенком. Хитрости тебе тоже не занимать, а расчетливый ум ты точно унаследовала от своего отца. От меня, пожалуй, достался только цвет волос, и быть может, совсем чуточку - улыбка.
Наверняка, поначалу мы были самой обыкновенной счастливой семьей. Ты росла в любви и заботе, отец не чаял в тебе души, я холила и лелеяла тебя как любимую принцессу, и ты ладила со всеми, с  кем мне приходилось работать. Конечно же, у нас были и ссоры. Помню, как однажды опоздала на твой концерт в музыкальной школе, и ты не разговаривала со мной неделю. А если отец что-то тебе запрещал, ты всегда приходила просить желаемое ко мне. Что и говорить, ты всегда вила из меня веревки.
Сейчас ты живешь с отцом. Чем ты занимаешься, я не знаю. Возможно, ты помогаешь медикам на вигилантской стороне, а может быть, пользуясь возрастом, информируешь отца о том, что творится в стране. Я ничегошеньки о тебе не знаю, и от этого мое сердце обливается кровью. Мне хочется верить, что отец заботится о тебе, хотя чем старше ты становилась, тем сильнее были наши разногласия. А может быть, разногласия у тебя были только со мной?

На настоящий момент Габриэль мечтает вернуть себе дочь, хотя совершенно не представляет, как. Благодаря собственной способности - шестому чувству - она чувствует, угрожает ли Эмили опасность, и эта связь - единственное, что держит женщину на плаву. Она живет мыслью о том, что когда-то сможет снова обрести семью в лице дочери. Что произойдет с их отношениями и захочет ли Эмили встать на сторону матери - покажет только игра. Все будет зависеть от взаимных желаний. Я готова принять ваши идеи и играть в том направлении, которое мы выберем с Вами.

Дополнительно: помимо меня, у Эмили на форуме найдется полно сверстников, с которыми можно будет отыграть все, что душе пожелается, поэтому одиноки вы точно не будете. Приходите в нашу большую дружную семью, и вы не пожалеете ни секунды.
Я готова отыграть и привязанность, и откровенный конфликт, и  душераздирающее спасение из лап вигилантов, или же драматическое расставание навсегда, поэтому вы можете сделать Эмили такой, какой ее видите. Давайте сделаем ее особенной!

п р и м е р    п о с т а

[indent] — Не только вы ошиблись с первым впечатлением, — холодно признается Габи, и это попытка снова унизить ее разбивается о невидимый щит, не достигнув сердца. — Но я все еще рассчитываю на ваше снисхождение. - Раз уж о любви к детям говорить не придется. Придется ли говорить о любви хоть к чему-нибудь, Габриэль не знает, но то, что она чувствует к этому человеку, ей определенно не нравится.
  [indent] — Я всего лишь предполагаю, — снова отступает Мосс, но эта тактика с Блантом все равно не срабатывает. Он злится, и ей бы встать и уйти, но она себе этого не разрешает. А потому уже спустя мгновение оказывается в капкане.
Когда Блант прикасается к ней, Габриэль застывает каменным изваянием под тяжелым и угрожающим теплом мужской ладони. Расстояние между ними стискивается до удушающего интимного, того самого, в котором согласие так легко переплавить в насилие, и женщине хочется кричать, однако близость мужчины оказывает на нее парализующе-гипнотический эффект.
  [indent] Габи стекленеет и не шевелится.   
  [indent] Пока мужчина говорит, в голове Мосс множится страх, паника, отвращение. Внутренний голос срывается в отчаянном вопле, а она все сидит, покорно отданная воле Бланта, как агнец на заклане. Легкие горят от недостатка кислорода, но ей будто отказывают элементарные функции, и Габи не может даже вздохнуть. Она слушает голос за своей спиной и ждет, когда хватка ослабнет, тьма расступится, и она снова сможет увидеть яркие блики.
  [indent] Его пальцы почти невесомо касаются локонов — или это ей только кажется? — и у Мосс на мгновение сводит зубы. Женщина на секунду прикрывает глаза и, все-таки втягивает в себя воздух, отравленный и оскверненный. Она и сама чувствует себя поруганной, и все, что хочется — встать под обжигающий душ и тереть по коже грубой щеткой, чтобы смыть чужие пальцы и чужой запах, и собственный страх, благоговеющий перед тем, кто его вызвал.
[indent]  Габриэль кажется, что она его ненавидит, и эта ярость разгоняет по жилам кровь, но Блант быстро разбивает мираж тепла, и Габи снова чувствует, как ее утаскивает на дно арктическое течение.
[indent]  — Все с маленькой Эмили будет хорошо, не переживайте, — говорит токсиколог у самого ее уха и отстраняется, довольный своей не случайной оговоркой. Когда он оборачивается к ней, чтобы исправиться, Габи уже на ногах, прямая и напряженная, как тетива лука.
  [indent] Кажется, раздается рабочий шум, но женщина не слышит ничего, кроме имени дочери. Когда он только успел?
[indent] — Вы не посмеете, — одними губами шепчет она, и в глазах ее можно прочитать не только страх. Под ним, как под ворохом луковой шелухи, горит нечто большее — яркая и уничтожающая, непоколебимо непобедимая сила инстинкта. Инстинкта матери, который вдыхает в Габриэль не безрассудство, но смелость.
[indent] — Я вас не боюсь, — говорит Мосс, и в эту самую минуту она действительно его не боится, потому что угрожать ребенку может воистину только трус. — И уничтожу, если потребуется.
[indent] Она не выиграет этой схватки и прекрасно знает об этом, но гордыня цепляется за плечи, и Габриэль гордо поднимает голову, не отводя взгляд. Она здесь не жертва.  Он не тронет ее. Не тронет ее ребенка. Она не позволит.
[indent] — Советую вам придерживаться вашей клятвы Гиппократа, доктор Блант, — кривая усмешка бежит по губам, но глаза на бледном лице горят также ярко. — Вы же профессионал, не так ли? — Чеканит Габи и шагает к двери.
[indent]  Она на негнущихся ногах преодолевает коротенькое расстояние и, проворачивая ручку, чтобы, наконец, сбежать, замирает в пол-оборота.
  [indent]  — Спасибо за чай. И гостеприимство. Я подожду результатов анализов в палате Синди, — шелестит напоследок Мосс.
  [indent] Негромкий хлопок, и Габи опирается ладонью о стену, пытаясь восстановить дыхание. Слезы жгут ей глаза, но она давит в себе панику на всем пути до дамской комнаты, где, заперевшись в кабинке, она наконец позволяет себе эмоции.
[indent]  Ей тошно и жутко, и внутренности выжигает страх, а воздуха катастрофически не хватает, но этого все равно недостаточно, чтобы сломать ее.
  [indent] — Мерзавец, — в бессильной злобе шипит Мосс, сжимая кулаки и сползает по стенке на пол, потому что дрожат колени, потому что хочется домой — туда, где безопасно, и мирно спит под пуховым одеялом ее родная девочка, чье имя он посмел произнести, угрожая ей.
  [indent] Двадцать минут проносятся секундами, но когда Габриэль выходит из уборной, выглядит она снова безукоризненно: ровная спина, аккуратно зачесанные волосы, спокойный взгляд. Никому и в голову не придет, что она только что побывала в самом эпицентре шторма, который выбил у нее из-под ног не только землю, но и воздух — из легких.
  [indent] Синди все еще спит. Габи садится рядом и гладит маленькую, сжатую в кулак, ладошку, думая о том, что беды ей все-таки не миновать. И о том, что она не готова. Но должна ее встретить лицом к лицу, иначе все будет еще хуже, чем сейчас.
  [indent] По бледному мрамору щеки катится и пропадает в складках одеяла прозрачная слезинка.
  [indent] — Прости меня, Синди.

0


Вы здесь » PHOENIX » Остаться в живых » REVOLT